Марта Валиева (martavalieva) wrote,
Марта Валиева
martavalieva

Category:

«Басманное» правосудие Подольского уезда-2

Пенсионерку из Подмосковья оштрафовали за попытку защитить внука

 

Российскую Фемиду не зря изображают без обязательной, согласно традиции, повязки на глазах, символизирующей беспристрастность и объективность. Отечественная богиня правосудия, чьи статуи украшают фасад Верховного суда, отличается поразительно острым зрением. К примеру, в деле пенсионерки Гундоровой, о котором минувшим летом писали российские СМИ, люди в мантиях смогли рассмотреть детали, вовсе недоступные простым гражданам. А потому, вопреки заявлениям свидетелей, апелляция пенсионерки, вставшей между несдержанной невесткой и внуком, была категорично отклонена Подольским городским судом Московской области 

 В жизни пенсионерки Марии Николаевны Гундоровой это было не первое судебное заседание. Минувшим летом, в июле, мировой судья 187 участка Подольского судебного района Подмосковья уже выслушивал ее объяснения по поводу инцидента, случившегося на детской площадке неподалеку от ее родного дома. Дело, как говорится, было житейским, а потому дошла до суда только благодаря исключительному напору одной из сторон. Да еще, пожалуй, странного благорасположения «подольского» правосудия.

Все началось с бытового, как говорят юристы, конфликта. Вечером 6 марта 2009 года пенсионерка Мария Гундорова вышла со своим внуком Никитой на детскую площадку, расположенной во дворе дома. Прогулка не задалась: вскоре во двор зашла бывшая сноха пенсионерки Гундорова М. Г.

 Дальнейшее развитие событий конфликтующие стороны описывают по-разному. По словам Марии Николаевны, о появлении госпожи М. Г. Гундоровой она узнала от внука, который, завидев мать, без должного почтения закричал «Вон Машка идет!». Тем временем мамаша, находясь в довольно растрепанных чувствах, а потому имевшая соответствующий вид, попыталась схватить ребенка. Внук, в свою очередь, уцепился за руку бабушки. В борьбе, как и следовало ожидать, победила молодость: когда М.Г. Гундорова в очередной раз рванула ребенка, ее бывшая свекровь попросту не устояла. Тем временем, за свалкой во дворе уже наблюдали любопытные соседи. Все они потом давали показания в суде, став, к своему удивлению, свидетелями в уголовном процессе. Собственно, ничего шокирующего соседи, по их же словам, не заметили. Свидетель Титлина заявила на суде о том, что видела двух женщин, которые ссорились из-за ребенка. Свидетель Сергеева тоже обратила внимание на ссору, но никакой драки не заметила. А свидетель Асрян была возмущена тем обстоятельством, что мирно качавшая внука на качелях бабушка упала под натиском какой-то молодой особы.

Бывшая сноха пенсионерки, госпожа Гундорова, считала иначе. Вскоре после инцидента, произошедшего на детской площадке, она обратилась с милицию, заявив о побоях и угрозах со стороны бывшей свекрови. По ее словам, пенсионерка не только кричала «Не подходи, убью!»,  а прямо покушалась на ее здоровье. Мировой судья 187 участка Подольского судебного района Подмосковья, после недолгого разбирательства, претензии снохи поддержал, согласившись с доводами стороны обвинения о том, что во время ссоры пенсионерка достала «неустановленный судом предмет» и «стала наносить потерпевшей Гундоровой М.Г. удары по рукам и бедру», а затем укусила ее в «ладонь левой руки». В результате, суд усмотрел в действиях пенсионерки преступление, предусмотренное статьей 116 Уголовного кодекса. К показаниям свидетелей «суд отнесся критически». Обвинительный приговор мирового судьи Екимовой большинство присутствовавших на процессе свидетелей происшествия выслушали с нескрываемым удивлением.

Искать справедливости она решила у судей вышестоящей инстанции, подав апелляционную жалобу. По мнению адвоката Пихтиной, для оправдания бабушки Никиты имелись более чем достаточно оснований. Прежде всего, выводы суда не соответствовали фактическим основаниям дела. Были нарушены процессуальные нормы, неправильно применен уголовный закон. Бесспорных доказательств, уличающих пенсионерку в инкриминированном ей преступлении, во время судебного заседания представлено не было. Кроме того, сам факт нанесения побоев снохе Гундоровой опровергается независимыми свидетелями. Не подтверждает дату появления синяков и проведенная по делу экспертиза. Что касается доказательств, представленных милицией, то здесь и вовсе нужно говорить о предвзятости, если не о подлоге. Так, судя по составленному протоколу, оперативники местного ОВД смогли осмотреть место происшествия за час до инцидента, и за два часа до обращения мадам Гундоровой с жалобой в милицию.

Как невесело шутили участники процесса, единственной трудностью для апелляционной инстанции, стал бы выбор одного из доброго десятка оснований для оправдания пенсионерки. Тем не менее, судья Подольского городского суда Силетских, рассмотрев жалобу Гундаровой 22 августа 2009 года, сделал невозможное. Допросив свидетелей, которые в своих показаниях отрицали сам факт нанесения ударов молодой особе, убедившись в «ошибочности» данных из милицейского протокола, человек в мантии счет пенсионерку преступницей. Виновность подсудимой, по мнению судьи, подтверждалась «объективными», но донельзя анекдотическими обстоятельствами, среди которых, к примеру, значился «Акт обследования жилищных условий квартиры Гундоровой М.Н. в городе Маркс Саратовской области», «Копией свидетельства о расторжении брака между Гундоровой М. Г. и Гундоровым М. А.», а также собственноручная жалоба снохи. Судья, как записано в приговоре, «не доверяет показаниям свидетелей», считает ложь в милицейском приговоре «технической ошибкой», а потому «квалифицирует действия подсудимой по части 1 статьи 116 УК РФ, как нанесение побоев».   

Конечно, пенсионерку Гундорову никто не посмел отправить за решетку. Ее, пожилую женщину, всего лишь оштрафовали на три тысячи рублей. А еще – поставили несмываемое пятно в дотоле безупречной биографии. Свою вину она так и не признала. Зато, помимо своей воли, в нарушении буквы и духа закона расписался сам суд. Как известно, любые сомнения и противоречия в доказательной базе уголовного дела трактуются в пользу обвиняемого. А потому, дело пенсионерки Гундоровой  должно было развалиться уже во время первого слушания. Для того, чтобы дважды выстроить обвинение на столь шатком фундаменте, нужна очень большая заинтересованность представителей правосудия. И уж конечно, этот интерес нельзя назвать служебным. А значит, приговор пенсионерке Гундоровой имеет все шансы снова быть зачитанным с трибуны суда. Вот только речь теперь будет идти, скорее всего, о приговоре квалификации и служебной ответственности утвердивших его судей.  

 

 

 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments