Марта Валиева (martavalieva) wrote,
Марта Валиева
martavalieva

Categories:

В доверии отказать

Политимский и Орешкин: прощание с мошенниками 90-х

Иногда случается так, что ничего серьёзного не представляющие собой люди становятся замечены историей. Они, сами того не ведая, неожиданно оказываются концентрированным воплощением некоего типического явления. В нашем случае хочется на примере двух современников – Германа Политимского и Игоря Орешкина – рассказать об уходящем в былое типаже проходимца 90-х. И не удивляйтесь, что вы скорее всего никогда ничего о них не слышали. Они просто пример.




«Всё течёт, всё изменяется», – тонко подметил древний мудрец вечную истину. Преступность – как, увы, неизбежная составляющая российского социума – тоже. В наши дни практически уходят в прошлое розовощёкие проходимцы 90-х, умудрявшиеся кто год, кто три, а кто и десятилетие несусветно балансировать на грани между мелким воровством с чужих счетов и средним «кидаловом» на основе начерно состряпанных проектов и схем. Если ставить себе задачу классификации, то можно назвать их своеобразными «мошенниками на доверии». В 90-е именно эта молодёжная криминальная поросль составила некую свежую волну преступности эпохи раннего российского капитализма. И достаточно сплочёнными были ряды этих псевдокомсомольских нуворишей.

«Кидалово» как образ жизни

А теперь? Иных уж нет, а те – далече. «Далече» в данном конкретном случае следует трактовать как «в бегах». Ибо Герман Политимский получил за своё последнее мошенничество «в особо крупном размере» девять лет, а Игорь Орешкин, проходивший по тому же делу, скрылся в неизвестном направлении.
Подробнее о той уголовной истории, на которой далеко не молочные зубки наших криминальных агрессоров всё-таки сломались, расскажем чуть ниже. Важно в данном случае вот что: у каждого представителя этого поколения типических проходимцев всегда рано или поздно случаются подобные крупные «обломы», ставящие жирный крест законного приговора на их мошеннической деятельности. Вариант с получением первичного капитала с последующим переходом в легальный бизнес и реальным его развитием – не для них. Это могли и могут люди другой породы. Мелкие же наши жулики «заточены» исключительно на схему «обмануть, втянуть, кинуть». Другое им и в голову не приходит. Неяркий жизненный путь Политимского и Орешкина – прямое тому доказательство.
Их задорный мошеннический тандем сложился не случайно. Если посмотреть на психологический портрет обоих, то будут видны единые типические черты. Оба выросли в средних по достатку и образу жизни семьях. Оба достаточно средне учились. Хотя оба не выделялись никакими особыми талантами, которыми могла бы, но не наградила их природа, они достаточно рано начали разрабатывать обнаруженную внутри себя жилку жадности и жажды лёгкой наживы. Люди, хорошо знающие Политимского, удивлялись, с каким восторгом тот вспоминает, как воровал из карманов и портфелей одноклассников, считая это смелым и достойным поступком. И как, будучи заядлым фарцовщиком, «впаривал» знакомым и друзьям шмотки по баснословным ценам, наваривая на них небывалые по тем временам «прибавочные стоимости».
Кстати, эти люди всегда кичатся своей приверженностью к миру криминала, своей якобы близостью к известным персонажам (ворам в законе и т.д.), своим строгим следованием законам и понятиям этого мира. А на деле они не соблюдают и элементарных воровских принципов: с готовностью «кидают», «подставляют», «сдают»…
Но больше, конечно, работают с людьми другого сорта. Например, Герман Политимский ещё в 90-е грубо «кинул» на достаточно серьёзные тогда деньги (200 тыс. долларов) одного весьма влиятельного и состоятельного человека, будучи уверенным, что тому недолго осталось жить. Но примерно через 10 лет «кинутый» разыскал Германа, неожиданно явился к нему и предъявил счёт за всё. Шокированный Герман буквально валялся у него в ногах, прося о пощаде и обещая всё вернуть – с процентами, неустойками и оплатой своего низкопробного крысятничества. При этом у него уже был готов очередной план, под который он и брался рассчитаться с нежданным кредитором. А именно: он решил жениться на дочке одного весьма небедного человека.

Похождения «веселого тандема»

Кстати, эта женитьба, на наш взгляд, стала, наверное, самой удачной мошеннической операцией Политимского. Обладая толикой обаяния, он пошёл проторённым путём классических проходимцев: найти незамужнюю дочку богатого человека, влюбить её в себя, жениться на ней… А потом уже постараться прибрать к рукам чужие капиталы. Так сказать, на родственных основаниях. Заметим, что молодые люди были знакомы со школьной скамьи, однако Политимский никогда не проявлял к скромной девушке никакого интереса. До той поры, пока её отец не оказался достаточно богатым, чтобы вызвать у нашего антигероя уже коммерческий интерес. Потом на капиталах тестя «погрелся» и Орешкин, и группа сопутствующих этим двум мошенников.
Но всё это – позже. А в 90-е Политимский и Орешкин, покинув ряды фарцовщиков (но в душе фарцовщиками же и оставшись, что немаловажно!) задорно «крышевали» мелкий и средний бизнес, кидали партнёров и коллег, старясь найти способ получить побольше, не важно как и на чём.
Весьма прибыльным оказалось «сотрудничество» с недоброй памяти Одинцовской таможней, преступную «тропинку» в которую протоптал Игорь Орешкин. Бизнес был незамысловатым, как задачка для пятого класса: найти, кого интересуют «серые» и «чёрные» схемы растаможки за взятки. Попутно, когда получалось, клиентов элементарно «кидали на бабки», понимая, что в милицию пострадавшие не обратятся. Лафа эта, правда, в своё время завершилась самым громким таможенным делом новой России. Орешкину и К. удалось тогда проскочить достаточно «сухими».
Одинцовский период был хоть и прибыльным, но не самым типичным в «трудовой» биографии наших мошенников-проходимцев. А основным приёмом их стала схема по облапошиванию богатых и наивных. Трудно сказать, насколько оригинальными были жульнические разработки этой парочки (мозговым центром себя всегда считал Герман Политимский, старавшийся максимально оставаться в тени), но у них получалось влиять на умы людей. Находили человека со средствами, убеждали вложить деньги в некий проект, возглавляли сами это дело… Но проект не развивали, а просто, встав у руля проекта и получив доступ к ресурсам, под любым прикрытием эти ресурсы присваивали, свалив неудачу на объективные форс-мажоры или субъективные происки врагов и конкурентов. Кстати, по странному совпадению у всех их «партнёров» резко ухудшалось состояние здоровья.
В их тандеме было распределение ролей. Герман Политимский, как уже говорилось, выступал в качестве теневого мозгового центра, старался меньше светиться, не занимал должностей «в проектах», ничего не подписывал. Внешней стороной мошеннических операций занимался Игорь Орешкин: официально возглавлял, подбирал рядовых исполнителей, подписывал криминальные договоры и платёжки. Наверное, именно поэтому резко сорвался в бега, временно избежав отъезда в Сибирь лет на 10-12.




Статья нашла «героев»

Последняя операция мошенников не только отработанная схема их деятельности, но и подтверждение исторической исчерпанности типа мелкого жулика на доверии. Несколько лет назад Политимский и Орешкин убедили одного достаточно крупного московского предпринимателя приобрести коньячный завод на юге России. Предпринимателю эта идея не очень понравилась, но из-за личных отношений он согласился выделить средства на приобретение завода и доверил этой «команде» вести дела. Игоря Орешкина назначили гендиректором предприятия. Встав у руля коньячного завода, ребята сфабриковали несколько мнимых сделок, под которые в местном отделении крупного банка взяли кредит (якобы под закупку сырья и материалов и якобы имея гарантированную реализацию будущей продукции). Залогом по кредиту было оформлено… имущество коньячного завода. Банк кредит предоставил и по письму руководителя завода Орешкина направил деньги на счета созданных под это мошенничество компаний-однодневок. Таким образом, несколько сот миллионов рублей было средь белого дня своровано без погони и перестрелок.
По разработанным этими дельцами мошенническим схемам дальнейшие события должны были развиваться примерно так: банк накладывает арест на имущество завода, завод долго судится с мнимыми поставщиками и с банком, постепенно приходя в коммерческую негодность и объективно разваливаясь… Потом банк, вступив во владение полутрупом полузавода продаёт его с молотка. За это время наши герои под тем или иным предлогом тихо «сваливают» из операции, объясняя реальному владельцу, что просто-напросто «технически» что-то не задалось. Ведь никто от таких неудач не застрахован. Если к тому времени владелец всё ещё будет жив, а не скончается скоропостижно от сердечного, например, приступа.
Но, к счастью, не только времена меняются, но и люди. И те, с кем столкнулись Политимский и Орешкин в операции «коньячный завод», повели себя нетипично. А именно строго по закону: проверки, нахождение преступных действий, возбуждение уголовных дел, и так далее, и так далее… Не нам рассказывать, сколь хлопотен и нервоёмок этот путь, однако же…
В результате трёх лет (!!!) уголовных расследований и судебных разбирательств Герман и К. получили по заслугам. Сам Политимский (признанный организатором, как оно и было) получил 9 лет, один из ближайших его партнёров по мошенническим операциям некто Юрьев – 11 лет, ещё один из их группы пропал без вести (есть подозрения, что его «убрали» свои же, как человека, который готов был пойти в прокуратуру и всё рассказать)… А Орешкин, как уже было сказано, не дожидаясь ареста, торопливо сбежал за границу.
Таков итог последнего мошенничества Германа Политимского и Игоря Орешкина. Правда, их юристы пытались как-то продолжить всю эту историю, рассылали жалобы, письма и т.д. Но уж слишком нагло вели себя эти персонажи, слишком очевидными были их мошеннические действия, слишком уж уместными оказались для них соответствующие статьи УК РФ.
И что ещё важнее: показательная эта история, можно сказать, подводит черту под эпохой «бравых мошенников на доверии», в 90-е годы активно вошедших в отечественную криминальную действительность. Конечно, факты и отдельные проявления ещё будут встречаться, но именно как отдельные факты, а не стиль уголовных карьер.
Потому что время орешкиных и политимских – прошло.
Всё течёт, всё изменяется…


Петр Василевский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments